* Ваш кабинет

 
 
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Не получили письмо с кодом активации?

* Радио DJ Plus

* Календарик

Август 2018
Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 [19]
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31

  • - Каникулы -
  • holiday Преображение Господне
  • holiday Яблочный спас

Автор Тема: Русский флот  (Прочитано 18640 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Fess

  • Гость
Re: Русский флот
« Ответ #30 : 07 Июнь 2010г 00:12:48 »
Слова командира бронепалубного крейсера «Варягъ» капитана 1 – го ранга Всеволода Фёдоровича Руднева перед легендарным боем:

«Сегодня получил письмо японского адмирала о начале военных действий и предложение оставить рейд до полдня.  Безусловно, мы идем на прорыв и вступим в бой с эскадрой, как бы она сильна ни была. Никаких вопросов о сдаче не может быть — мы не сдадим крейсер и самих себя и будем сражаться до последней возможности и до последней капли крови. Исполняйте каждый свои обязанности точно, спокойно, не торопясь. Особенно комендоры, помня, что каждый выстрел должен нанести вред неприятию. В случае пожара тушить его без огласки, давая мне знать. Помолимся Богу перед походом и с твёрдой верою в милосердие Божие пойдём смело в бой за Веру, Царя и Отечество. Ура!»

И сказанные командирам иностранных судов находившихся на рейде порта Чемульпо:

«Вызов более, чем дерзок, но я принимаю его. Я не уклоняюсь от боя, хотя не имею от своего правительства официального сообщения о войне. Уверен в одном: команды "Варяга" и "Корейца" будут сражаться до последней капли крови, показывая всем пример бесстрашия в бою и презрение к смерти»

B+V

  • Гость
Re: Русский флот
« Ответ #31 : 21 Февраль 2011г 21:42:51 »
[quote author=Барон Унгерн
Мой самый любимый броненосный крейсер. «Рюрикъ», символ возрождения Русского флота после Русско-японской войны. Три укороченные трубы, чтобы не дать противнику пристреляется, четыре 10 дюймовки, восемь 8 дюймовок, множество орудий 120 мм. Для полной красоты не хватает ещё по две башни главного калибра поверх основных на корме и носу. Хотя это уже получился бы тогда более дредноут, чем броненосный крейсер, соответственно потеря в скорости и манёвре. Это вот этот красавец обратил вспять немецкую крейсерскую эскадру в бою у Эстергарна 2 июля 1915 году, русские моряки тогда, а в особенности с крейсера «Баян» стреляли очень точно. Что же, честь им и хвала, не опозорили славных Предков, Тех чьи имена гордо носили.
[/quote]

Гм... Даже теряешься от такого оригинального прочтения известных исторических и технических фактов!
Известны и описаны как ничтожные результаты упомянутой операции, в ходе которой четыре наших крейсера беспорядочной стрельбой, выпалившие половину боезапаса принудили поврежденный минзаг "Альбатрос" выбросится на отмель, так и самый незначительный вклад в неё собственно "Рюриа", который помнится проплутал всю ночь в поисках остальной бригады. Просто поражаюсь как эта "Гроза и гордость" ухитрился распугать уйму немцев имея в разы слабейшее вооружение и существенно меньшую скорость?
Но сам "Рюрик" и впрямь чертовски красив - что есть, то есть. Правда даже "с еще двумя башнями" "дредноутом" (т.е. линкором) ему все одно не быть: десятидюймовки ничто не приблизило бы к двенадцатидюймовкам, а паровые машины тройного расширения ничто не превратило бы в паровые турбины, упомянутого англичанина ... увы.. увы... благие мечтания наших адмиралов и корабелов с завидным постоянством никак не превращались и до сих пор не ревращаются ни во что материальное...

Оффлайн rahail

  • Почетный житель
  • ***
  • Сообщений: 3666
  • Пол: Мужской
  • Repent the END is extremely fucking night
Re: Русский флот
« Ответ #32 : 21 Февраль 2011г 22:06:41 »
B+V,  эх....где вы были раньше))) Сейчас бы вас  тут "распяли")))....но увы Барон покинул нас...возразить вам некому)
Злых людей ждет сыра земля
Злых людей ждут лагеря (с)

Оффлайн Sanat

  • Старожил
  • **
  • Сообщений: 2682
  • Пол: Мужской
  • Гений
Re: Русский флот
« Ответ #33 : 22 Февраль 2011г 10:49:29 »
Эх, были времена...
живя в сочи нужен колодец, генератор, огород для выращивания еды, забор с колючей проволокой, переводчик, адвокат, и хорошие товарищи в ГАИ и УВД, тогда можно нормально жить (с) гоМЭР

Fess

  • Гость
Re: Русский флот
« Ответ #34 : 19 Ноябрь 2011г 20:27:11 »
То что пишет человек выше, это мнение любителя, коих на Цусимских форумах столько что сам чёрт ногу сломит.  Чтобы понять суть происходящего в сражении при Эстергарне, можно почитать очерк военно-морского историка Сергея Данилова в книге «Великие морские сражения» или книгу Сергея Виноградова «Броненосный крейсер «Рюрик»». Сражение неоднозначное, но водить эскадры в условиях туманной Балтики и в условиях войны, это не семечки перед монитором щёлкать.

Fess

  • Гость
Re: Русский Флот
« Ответ #35 : 28 Ноябрь 2011г 21:25:50 »
Военно-морские деятели Российской Империи в начале XX века.





Вице-адмирал Михаил Коронатович Бахирев.

Адмирал Александр Иванович Русин.


Капитан 1 - го ранга Владимир Иванович Семёнов.


Существует миф, что в царствование императора Николая II в России уже не было одарённых и талантливых деятелей, как военных, так и политических, что и стало причиной гибели Российской Империи. Хотелось бы взглянуть на личности  тогдашних военно-морских деятелей, которые так или иначе в силу идеологических причин оказались вычеркнутыми из исторической памяти.
 Широко известны имена адмиралов С.О. Макарова, Н.О. фон Эссена,  А.В. Колчака, последнего морского министра Российской Империи И.К. Григоровича. Мало кто помнит о таких талантливых адмиралах своей эпохи как Е.И. Алексеев, З.П. Рожественский, Ф.В. Дубасов, Г.П. Чухнин, М.К. Бахирёв, А.И. Русин, капитан 1 – го ранга В.И. Семёнов. Об этих адмиралах и офицерах хотелось бы рассказать подробнее и осветить важные вехи их деятельности во благо России.
 Адмирал Евгений Иванович Алексеев был выдающимся дальневосточным деятелем. Во время русско-китайской войны 1900 – 1901 гг. он фактически руководил не только русскими, но союзными войсками, которые участвовали в подавлении движения ихетуаней. Понимая роль  Порт-Артура как бастиона России на Тихом океане, являясь наместником императора на Дальнем Востоке, делал всё возможное для укрепления этой военно-морской базы. В 1903 г. когда в отношениях с Японией дело шло к войне, адмирал выступал за несение превентивного удара по японскому флоту, хотел, как выражались современники устроить японцам «второй Синоп», дабы упредить их нападение. Сделано это не было из-за мягкой позиции по отношению к Японии, которую заняла российская дипломатия. Когда началась война с Японией, Евгений Иванович выступал за активный образ действий на суше и на море. Из-за чего неоднократно вступал в конфликты с командующим Маньчжурской армией генералом А.Н. Куропаткиным. Если бы адмирал был на посту главнокомандующего на Дальнем Востоке, как и в китайскую войну, то русско-японская война на суше могла пойти совсем по другому сценарию. 
 Имя адмирала З.П. Рожественского у многих вызывает ассоциацию поражения при Цусиме. Однако в начале XX века адмирал был популярен не только среди офицеров, но и среди простых матросов. Адмирал был участником героического боя парохода «Веста» с турецким броненосцем «Фетхи-Буленд» где Зиновий Петрович отличился как артиллерист. Он был командующим болгарским флотом, находился в должности военного атташе, фактически разведчика в Великобритании, командовал новейшим броненосным крейсером своей эпохи «Владимир Мономах», руководил спасательными работами на броненосце береговой обороны «Генерал-адмирал Апраксин» когда он наскочил на камни на Балтике. Особенно отличила Зиновия Петровича служба на посту командира учебно-артиллерийского отряда. Во время высочайшего смотра устроенного в 1902 г. на котором присутствовали император Николай II  и кайзер Вильгельм II  корабли учебного отряда показали такое мастерство вести меткую стрельбу, что кайзер не стесняясь присутствия германского адмирала Тирпица сказал: «Я был бы счастлив, если бы у  меня  во  флоте  были  такие  талантливые адмиралы, как ваш Рожественский».[1] После этого император назначил Зиновия Петровича исправляющим должность начальника главного морского штаба. На этом посту Зиновий Петрович многое сделал для подготовки флота к русско-японской войне. Отдавал приказы о скорейшей отправке уже построенных боевых кораблей в Порт-Артур, ратовал за скорейшую достройку ещё строящихся судов. Занимался подготовкой аппарата управления флотом в условиях предстоящей войны. Когда началась война с Японией З.п. Рожественский был назначен командующим второй эскадрой Тихого океана, проявлял большую энергию в деле её формирования и подготовки похода на Дальний Восток. Сам по себе путь к Цусиме был беспримерным, вторая эскадра прошла три океана, от холодных берегов Северного моря до тропиков Мадагаскара и Вьетнама. З.П. Рожественский на посту её командующего сделал то что, по словам анонимного английского адмирала не смог бы сделать не один британский адмирал.
 После поражения при Цусиме адмирал состоял в комитете усиления флота на добровольные пожертвования, и настоял на постройке эсминцев класса «Новик», которые были лучшими для своего времени, и активно проявили себя в Первой мировой войне.
 Адмирал Фёдор Васильевич Дубасов был вычеркнут из исторической памяти, так как в годы первой «русской» революции,  подавил вооружённое восстание в Москве. Владимир Маяковский посвятил адмиралу следующие строки: «Пушечный рёв покрывает басом: по крови рабочей пустился в плавание царев адмирал, каратель Дубасов». Эти события, в том числе были непредвзято освещены в биографии адмирала написанной Владимиром Шигиным, а здесь хотелось бы остановиться на его военно-морских заслугах. Так, являясь командующим Тихоокеанским флотом, Федор Васильевич был сторонником приобретения незамерзающей военно-морской базы не в Порт-Артуре, а на южном побережье Кореи, или на архипелаге Каргодо, который примыкает к побережью Кореи. Адмирал справедливо полагал, что только порт на юге Кореи сможет дать России выход к незамерзающим морям Тихого океана. Справедливость расчётов адмирала подтверждают и слова французского социолога и геолога Элизе Реклю: «Если бы Россия овладела на Корейском побережье таким портом, который одновременно наблюдал бы за двумя морями – Корейским и Японским и командовал бы проливами, то она сделалась бы владычицей восточных морей»[2]. К сожалению, Фёдор Васильевич в этом вопросе наткнулся на противодействие российской дипломатии,  которая настаивала на аренде у Китая Порт-Артура и Дальнего. 
 В 1904 году Фёдор Васильевич представлял Россию в Париже на международной комиссии, посвящённой разбору Гулльского инцидента. Тогда, под видом британских рыбаков эскадру Адмирала Рожественского, которая направлялась на Дальний Восток, атаковали японские миноносцы, построенные в Англии для союзницы Японии. В ответ русские моряки открыли огонь, но повредили и несколько рыболовных траулеров, убив двух человек. Здесь Фёдор Васильевич проявил незаурядные способности дипломата. Он добился принятия благоприятного для России решения, не порочащего русской чести. В 1907 г. Фёдор Васильевич возглавил экспедицию на север России с целью описания побережья для строительства в будущем незамерзающего порта, и дислокации военных кораблей.
 В последние годы жизни адмирал входил в комитет по строительству храма-памятника Спаса-на-Водах построенного в Санкт-Петербурге, в память обо всех погибших моряках сражавшихся в русско-японской войне.
 Имя вице-адмирала Г.П. Чухнина в силу идеологических причин не было широко известно долгие годы. В годы первой русской революции Григорий Павлович подавил вооружённый мятеж на крейсере «Очаков», писатель А.И. Куприн после подавления мятежа посвятил ему следующие строки: «Это тот самый адмирала, который входил в иностранные порты, с повешенными матросами, болтавшимися на ноке».[3] Поэтому хотелось бы освятить несколько эпизодов из жизни Г.П. Чухнина. 20 октября 1896 года контр-адмирал Г.П.Чухнин вступил в должность командира Владивостокского порта. Исполняя должности командиров крейсера и порта, он прилагал все силы, чтобы сделать этот порт настоящей военно-морской базой. Особой заслугой адмирала явилось быстрое завершение постройки сухого ДОКа, действующего и поныне. Г.П.Чухнин добился круглогодичной навигации порта, установки памятника руководителю обороны Петропавловска адмиралу Завойко. При Г.П.Чухнине осуществились полностью или частично все главные проекты строительной  комиссии Владивостокского порта: были сооружены минные и артиллерийские мастерские, два новых сухих ДОКа для броненосцев, набережная в порту, система водоснабжения, пять офицерских флигелей, две новые большие казармы для Сибирского флотского экипажа и казарма для мастеровых порта. Для увеличения численности мастеровых сформировали нестроевую команду из солдат и матросов, знакомых с различными ремеслами. Вольнонаемным рабочим установили особую поденную плату, которая значительно превышала заработок в Европейской России.[4]  В июне 1901 года Г.П.Чухнина назначили командующим отрядом кораблей Тихоокеанской эскадры, отправляющимся в Кронштадт. Во Владивостоке проводы были сердечные, все понимали, благодаря кому вырос и укрепился Владивосток. В Морском собрании Г.П.Чухнина чествовали хлебом-солью и собрали 6 700 рублей, которые образовали стипендиальный фонд его имени. Мастеровые порта преподнесли адмиралу икону и надписью: «Указатели и мастеровые Владивостокского порта молят Спасителя благословить дальнейший путь их командира порта Григория Павловича Чухнина. Июля 7-го дня 1901 года». Эта икона сопровождала адмирала до конца дней и была помещена в изголовье его могилы во Владимирском соборе Севастополя.[5] О походе этого отряда была написана книга М.Д. Жукова «Поход эскадры адмирала Чухнина. Вокруг Азии и Европы», издана в 1915 г.  Подтверждением заслуг адмиралов З.П. Рожественского, Ф.В. Дубасова, и Г.П. Чухнина перед Родиной служат мнения простых матросов, которые после гибели 31 марта 1904 г. адмирала С.О. Макарова спорили о том, кто будет следующим командующим Тихоокеанским флотом, вспоминал капитан 1 – го ранга В.И. Семёнов: «Однако же наиболее живой интерес возбуждали не споры о составе тех подкреплений, которые могут быть нам высланы, а разрешение вопроса: кто прибудет на замену погибшего Макарова. Переходя от одной группы к другой, прислушиваясь к разговорам, часто вмешиваясь в них, подавая реплики, я был поражен той осведомленностью, которую проявляла эта серая масса по отношению к своим вождям, — ее знакомству с личными качествами высшего командного состава... Кандидаты на пост командующего флотом, намечавшиеся на баке, — это были те же, о которых мечтали в кают-компании, за которых и я без колебания подал бы свой голос. Чаще всего слышались имена Дубасова, Чухнина и Рожественского. Отдельные замечания по поводу возможности назначения того или другого только подчеркивали правильность оценки положения.
     - Зиновея (Зиновий Петрович Рожественский) не пустят. Чином молод. Старики обидятся... — Дубасова — хорошо бы! — Кабы не стар... — Чего стар! не человек — кремень! — Аврал, поди, идет в Питере — и хочется, и колется! — Ежели бы Григорья (Григорий Павлович Чухнин) — в самый раз! — Это, что говорить!.. — Дубасов-то, не гляди, что стар! — Да я нешто перечу? а все лучше бы помоложе... — Конечно, Дубасова! — Зиновея! — Григория!..
      Временами страсти разгорались, и сторонники того или иного адмирала уже готовы были вступить в рукопашную, но энергичный окрик боцмана или боцманмата:
  — Чего хайло разинул! Думаешь, в Петербурге услышат?! — предотвращал беспорядок.
   С величайшим интересом прислушивался я ко всем этим толкам. Всего два месяца войны, из которых первый жалкое прозябание, и лишь второй — настоящий, боевой, — под командой популярного адмирала, — а как развилось, как выросло сознание этих людей! Они ли это, которые еще так недавно жили по пословице — «День да ночь — сутки прочь» — и всякую попытку расшевелить их принимали как досадливую причуду начальства, которое «мудрит от скуки»...
   -Послушать их, — подошел ко мне однажды старший минер, — так после гибели Макарова весь флот на трех китах стоит — Дубасов, Чухнин и Рожественский...
 -А вы как думаете?
 -Пожалуй, что и правы...».

 Имя адмирала Михаила Коронатовича Бахирёва мало кому известно за пределами военно-морской историографии. Человек уникальной судьбы, радом из донских казаков, посвятил свою жизнь императорскому флоту. Участник русско-китайской войны 1900 – 1901 г. во время штурма фортов Таку в 1900 г. служил на канонерской лодке «Гиляк», отличился во время боя, был награждён Георгиевским крестом 4 – й степени. Активно проявил себя в русско-японской войне, после этой войны был одним из активных офицеров,  возрождавших флот, и готовивших его к первой мировой войне. В годы Первой мировой М.К. Бахирёв командовал бригадой новейших линкоров типа «Петропавловск», а 2 июля 1915 г. командовал крейсерскими частями Балтийского флота в сражении у Эстергарна, где был тяжело повреждён немецкий минный заградитель «Альбатрос» и тяжело повреждено два германских крейсера. Во время Февральской революции адмирал отказался присягать временному правительству его сослуживец контр-адмирал В.К. Пилкин вспоминал: «Когда разразилась революция, команды на митингах выбирали себе начальников. Посудили-порядили и выбрали себе Бахирева. По просьбе команды Михаил Коронатович вышел к ней на палубу и спросил: «Вы мне доверяете?» В ответ галдят: «Доверяем! Доверяем!» — «А я вам не доверяю, — заявил Бахирев — до чего себя довели: царь от вас отрекся». И спустился в каюту».[6] Уже в преддверии октябрьской революции Адмирал командовал силами Балтийского флота во время Моонзундской морской операции. Тогда в условиях революционного хаоса, малочисленные силы флота преградили лучшим морским немецким частям путь на Петроград, потеряв при этом острова Моонзундского архипелага и линкор «Слава», современники называли это сражение «последним, когда флот воевал по Андреевским флагом». Адмирал, проявив большую энергию смог избежать катастрофы для Балтийского флота. В годы Гражданской войны Михаил Коронатович жил в Петрограде и помогал Белому движению. Был расстрелян в рамках красного террора в январе 1920 г.
 Имя талантливого писателя, публициста капитана 1 – го ранга Владимира Ивановича Семёнова было забыто в России долгие годы, как и его замечательные произведения. В годы русско-японской войны Владимир Иванович принимал участие в обороне Порт-Артура, был одним из не многих офицеров, которые принимали участие сразу в двух крупнейших сражениях русско-японской войны на море, это сражение 28 июля 1904 г у Шантунга, и сражение 14 – 15 мая при Цусиме. Всё эти события нашли отражение в его самом знаменитом произведении трилогии «Расплата» где на основе дневниковых записей он анализирует ход войны на море, даёт оценку адмиралам, офицерам и матросам. Владимир Иванович знал близко сразу двух адмиралов командующих, он был адъютантом адмирала С.О. Макарова и хорошо знал З.П. Рожественского, а позже во время похода 2 – й эскадры входил в его штаб. Владимир Иванович первым написал биографию адмирала С.О. Макарова, высоко оценивал З.П. Рожественского. Актуальными для возрождения флота оказались его критические статьи о состоянии флота до русско-японской войны и после неё. Умер Владимир Иванович в возрасте всего 43 лет в 1910 г. от ранений полученных при Цусиме, в самом расцвете своих творческих сил. Его «Расплата» была переведена на все европейские языки, это произведение высоко оценивали все моряки Европы.
 Адмирал Александр Иванович Русин был одним из тех высших военно-морских начальников, кто сохранил верность императору Николаю II во время Февральской революции. С 1899 по 1904 гг. А.И. Русин в чине капитана 2 – го ранга был русским военно-морским агентом в Японии, за это время когда Япония готовилась к войне с Россией А.И. Русин собрал и отправил в Россию огромное количество сведений о военном состоянии Японии. Все эти документы, ныне хранящиеся в военно-морском архиве, исчисляются тысячами листов донесений и разного рода информации. Александр Иванович активно участвовал в возрождении флота после русско-японской войны. Исполнял обязанности помощника  начальника главного морского штаба, внес большой вклад в организацию подготовки будущих морских офицеров, за что был навечно зачислен в списки морского кадетского корпуса в 1913 г.  С 1913 г. Александр Иванович возглавлял главный морской штаб, где сделал многое для подготовки флота к Первой мировой войне. С 1916 г. был назначен начальником штаба  ставки верховного главнокомандующего, где успешно координировал действия армии и флота. Во время февральского переворота находясь в ставке, адмирал отказался подписываться под телеграммой  отправленной императору Николаю II с просьбой об отречении, и дал понять генералу Алексееву, что он верен императору. В 1917 г. адмирал был отправлен в отставку. С 1920 г. в эмиграции, где активно участвовал в жизни русской эмиграции, умер в 1956 г. в Марокко.
 Таким образом, можно увидеть, что во время царствования последнего императора, в России было не мало достойных и талантливых военно-морских деятелей. Этот список могли бы продолжить имена адмиралов Пилкина, Развозова, Щастного, Коломейцова, однако многие из этих имён остаются забытыми. Актуальными остаются вопросы, связанные с изучением биографий этих военно-морских деятелей, переиздания их трудов, актуализация того опыта, что они ставили для флота, увековечивание памяти о Них.

 Ссылки:
 1. Новиков-Прибой А.С. Цусима. М., 1986. С. - 51 – 52.
 2. Галенин Б.Г. Цусима – знамение конца русской истории. Т.I М., 2009. С. – 262.
 3. Вице-адмирал Г.П.Чухнин // http://www.sevastopol.su/author_page.php?id=18951&parent=1034 // на 13 апреля 2011 г.
 4. Там же.
 5. Там же.
 6. В.К. Пилкин В Белой борьбе на северо-западе. М., 2005. С. – 486.

Fess

  • Гость
Re: Русский флот
« Ответ #36 : 11 Декабрь 2011г 14:39:32 »
Крейсера Русского Флота в годы войны с Японией





Владивостокская "эскадра невидимка".


Действия крейсеров русского флота в годы войны с Японией можно условно разграничить на несколько театров боевых действий. Район Жёлтого моря и Порт-Артура, - крейсера 1 – й эскадры Тихого океана. Корейский пролив, Японское море, Тихий океан, - крейсера Владивостокского отряда. Район Красного моря, Суэцкого канала, Восточного побережья Африки – вспомогательные крейсера «Смоленск» и «Петербург». А так же крейсера второй эскадры Тихого океана прошедшие с ней весь путь от Либавы до Цусимы.
  Первым крейсерским сражением войны было сражение 27 января 1904 г. между крейсером «Варяг» и 14 японскими боевыми кораблями.
 Крейсер «Варяг» был построен в США в 1901 г. он поражал современников изяществом форм. Кроме того, на корабле было установлено 12 – шести дюймовых орудий и 12 – трёх дюймовых.  Скорость по контракту, должна была быть 23 узла, что для того времени было рекордом. Никто из крейсеров мира водоизмещением свыше 6000 тысяч тонн не был столь быстрым. На «Варяге» были установлены паровые котлы системы «Никлосса», они действительно могли позволить крейсеру развить большую скорость, но были очень не надёжны в эксплуатации.  Фактически же в момент боя в 1904 г. крейсер не мог развить скорость выше 16 узлов без угрозы для сохранности машин и котлов. Это развенчивает миф о том, что крейсеру нужно было  уходить, бросив «Корейца». При такой скорости он бы не смог уйти от японской эскадры, где были корабли с 18 узловой скоростью.
 По пути на Дальний Восток в 1901 г. «Варяг» посетил Персидский залив. Там крейсер поразил местных жителей тем, что на нём было четыре трубы. Тамошние жители искренне считали, что сила корабля в его трубах. В начале 1902 г. «Варяг» бросил якорь в Порт-Артуре, началась его жизнь в Тихоокеанской эскадре. С марта 1903 г. крейсером командовал капитан 1 – го ранга, участник двух кругосветных плаваний Всеволод Фёдорович Руднев. Это был очень опытный моряк с богатой военно-морской родословной. Предки В.Ф. Руднева служили в русском императорском флоте ещё со времён Петра Великого.
 В конце 1903 г. начале 1904 г. крейсер нес службу в корейском порту Чемульпо. Тогда это были морские ворота Кореи. Целью русских судов в виду надвигающейся войны с Японией было обеспечение русского военного присутствия в Корее для защиты русскоподданных, и обеспечение надёжной связи русского посланника в Сеуле Павлова с наместником адмиралом Евгением Ивановичем Алексеевым, который находился в Порт-Артуре. В это же самое время Япония берёт курс на войну с Россией. Чемульпо блокирует японская эскадра из 14 боевых кораблей, среди которых был новейший броненосный крейсер «Асама» в разы превосходящий «Варяга» по артиллерийскому вооружению. Хотелось бы обратить внимание на ряд моментов того сражения.     
 Например, ряд исследователей говорят о том, что В.Ф. Руднев упустил возможность прорваться в ночь с 26 на 27 января 1904 г. из Чемульпо в Порт-Артур. Но при этом забывают, что в порт Чемульпо ведёт узкий  изобилующий камнями и мелководьями фарватер. Даже в условиях мирного времени, днём 7 января 1904 г. там сел на мель французский крейсер «Адмирал де Гейдон», который был вынужден, позднее уйти в док в Нагасаки на ремонт. Хорошим бы был В.Ф. Руднев капитаном, посади он на мель ночью в условиях войны крейсер, который потом без труда смог бы захватить неприятель. Перед боем он сказал команде: «Сегодня получил письмо японского адмирала о начале военных действий и предложение оставить рейд до полдня. Безусловно, мы идём на прорыв и вступим в бой с эскадрой, как бы она сильна не была. Никаких вопросов о сдаче не может быть – мы не сдадим ни крейсера, ни самих себя и будем сражаться до последней возможности  и до последней капли крови. Исполняйте ваши обязанности точно, спокойно, не торопясь, особенно комендоры, помня, что каждый снаряд должен нанести вред неприятелю. В случае пожара тушите его без огласки, давая мне знать. Помолимся Богу перед походом и с твёрдой верою в милосердие Божие пойдём смело в бой за Веру, Царя и Отечество. Ура!».  По воспоминаниям офицеров крейсера второй раз в жизни услышать такое  громовое «Ура!» было невозможно. Когда русские корабли выходили из Чемульпо им салютовали выстроенные экипажи иностранных стационеров: английские, французские, итальянские. Оркестр «Варяга» играл гимны этих стран, в ответ на итальянском крейсере «Эльба» грянули русский гимн «Боже, Царя храни!». А командир французского крейсера «Паскаль» вспоминал: «Мы салютовали этим героям, шедшим так гордо на верную смерть» .
 В ходе боя, команда и офицеры крейсера проявляли чудеса храбрости. Например, когда японский снаряд смёл кормовой крейсерский флаг, боцман Петр Оленин рискуя быть убитым, полез вверх по мачте и поднял новый флаг, вся его одежда была изорвана осколками. Старший артиллерийский офицер крейсера лейтенант С. В. Зарубаев под шквальным огнём неприятеля проходил медленно, не торопясь от одного орудия к другому, подбадривая и корректируя стрельбу комендоров. Мичман граф Алексей Михайлович Нирод, стоя под градом осколков на дальномерном посту, определял расстояния до неприятеля, он был убит одним из первых японских снарядов, попавших в крейсер. Когда в середине боя, «Варяг» попал под шквальный огонь неприятеля, в боевую рубку от взрыва снаряда влетели осколки, и ранили капитана Всеволода Фёдоровича Руднева. По кораблю поползли слухи, будто любимый командир убит,  тогда Всеволод Фёдорович выбежал на палубу с перемотанной головой и крикнул: «Братцы, я жив! Целься Вернее!». Мичман П. Губонин, после того как он был тяжело ранен, отказывался идти на перевязку, командуя своим орудийным плутонгом. Тут и там самоотверженно тушили пожары пожарный дивизион под началом мичмана Н.И. Черниловского-Сокола и боцмана Харьковского.  Помощь раненым морякам оказывал старший врач крейсера М.Н. Храбростин, а раненых за весь бой было коло ста человек.  После часового боя, на «Варяге» было убито более 30 человек. Крейсер получил несколько пробоин, было выведено из строя 75% процентов всей артиллерии. Ввиду невозможности боя, капитан В.Ф. Руднев приказал повернуть обратно в Чемульпо, где крейсер был затоплен, дабы не достаться неприятелю, а канонерская лодка «Кореец» взорвана.
 Встаёт вопрос о потерях, что нанёс «Варяг» неприятелю. Иностранные наблюдатели видели на японском броненосном крейсере «Асама» большой пожар, и на нём был сбит кормовой мостик. «Асама», а так же лёгкий японский крейсер «Такачихо» отправились в док. Крейсер «Акаси» так же куда то пропал до конца компании 1904 г. из русских и японских сводок. Тяжёлые повреждения получил и крейсер «Нанива». В частности британские моряки с крейсера «Тельбот» видели много падений снарядов рядом с «Нанивой». Так же по японским данным вскоре после боя в доке на ремонте был отправлен и крейсер «Чиода». Один из японских миноносцев при попытке выйти в торпедную атаку был расстрелян русскими моряками канонерки «Кореец», и вскоре затонул.  В людях японцы потеряли около 30 убитых и до ста раненых. 
 Одним из первых войну начало особое крейсерское соединение во Владивостоке, куда входили три броненосных: «Рюрик», «Россия», «Громобой», бронепалубный «Богатырь» и вспомогательный крейсер «Лена» за всю войну эти крейсера нанесли противнику значительный урон. Отряд потопил 10 транспортов и 12 шхун, было захвачено 4 транспорта и 1 шхуна. Участник русско-японской войны, морской офицер и писатель Владимир Иванович Семёнов так характеризовал деятельность Владивостокских крейсеров: «Одно время он так разгулялся на японских путях сообщения, что негодующая толпа в Токио разгромила и сожгла дом адмирала Камимуры за то, что он, со своей эскадрой первоклассных броненосных крейсеров, не умеет поймать и уничтожить зловредный отряд, в котором один корабль («Громобой») заслуживал хоть сколько-нибудь названия современного броненосного крейсера».  Одна из самых успешных операций Владивостокского отряда состоялась 2 июня 1904 г.
    2 июня русские крейсера, выйдя из Владивостока без помех достигли Корейского пролива. Ситуация осложнялась тем, что, у вице-адмирала Петра Алексеевича Безобразова не было точных данных о сосредоточении японского флота. Крейсера шли в неизвестность. Между тем, неподалёку от Корейского пролива, в бухте Озаки стояла первоклассная броненосная эскадра японского адмирала Камимуры. Где находились первоклассные японские броненосные и бронепалубные крейсера. 
 А между тем в Корейском проливе стояла мгла, моросил мелкий дождь, как следствие видимость была очень плохой. Всё это способствовало рейду. В Корейском проливе в это время дежурил только один японский лёгкий крейсер «Цусима». Русские радиотелеграфисты засекли в эфире его переговоры, и, немедленно создали помехи, которые надолго отстрочили получение штабом адмирала Камимуры сведений о русских крейсерах в проливе.
 Около 8 часов утра на горизонте показались два транспорта: один из них, пользуясь малой видимостью на море, скрылся, второй — «Идзумо-Мару» — был потоплен крейсером «Громобой». Вскоре с востока показались еще два больших военных парохода, шедших без охранения. Транспорт «Хитачи-Мару», на котором находилось 1095 солдат и офицеров резервного гвардейского полка, 120 человек команды, 320 лошадей и 18 тяжелых 11-дюймовых гаубиц, предназначавшихся для обстрела Порт-Артура, также был потоплен «Громобоем». Второй транспорт «Садо-Мару» имел на борту 1350 солдат и офицеров. После предупредительных выстрелов с крейсера «Рюрик» он остановился. Русские моряки предложили японским офицерам перейти на крейсер. Японцы категорически отказались, и всячески затягивали переговоры. На японском пароходе началась паника: шлюпки спускались японцами неумело и у борта переворачивались, несмотря на полное отсутствие волны и ветра. Время шло, на месте происшествия могли появиться японские крейсера, а на «Садо-Мару» продолжалась умышленно затянутая суматоха. Адмирал П.А. Безобразов приказал транспорт потопить; выпущенные по нему две торпеды попали в цель, после чего крейсера, не дожидаясь погружения парохода, повернули в Японское море. Шли на передел видимости японского берега. И только на параллели Владивостока повернули по направлению к берегам России. Манёвр этот был весьма благоразумен и продуман. Камимура в это время находился в базе, имея четыре броненосных, и пять легких крейсеров и восемь миноносцев. Извещенный по радиотелеграфу с крейсера «Цусима», находившегося в дозоре, о появлении Владивостокских крейсеров, адмирал Камимура вышел в море, но все попытки отыскать русских оказались тщетными. Утром 3 июня он подошел к острову Дажелет. Русские крейсера в это время находились в 150 милях к северо-западу, осматривая задержанный английский пароход «Аллантон», шедший с контрабандным грузом в Японию.
 Таким образом, 2 июня 1904 года Владивостокский отряд одержал значительную победу. Находясь в центре вражеской коммуникационной линии, которую охраняла первоклассная вражеская броненосная эскадра, всего за несколько часов Япония лишилась трёх первоклассных транспортов. «Хитачи-Мару» водоизмещением около 7000 тонн, и «Садо-Мару» около 6000 тонн.  Учитывая, что тогдашние первоклассные броненосцы имели водоизмещение 15.000 тонн. Японцы потеряли около двух с половиной тысяч солдат и офицеров.  Но главным успехом стало уничтожение 18 тяжёлых 11 – дюймовых мортир, которые, перевозили морем к осаждённому Порт-Артуру. Следующую партию отправят значительно позже. Таким образом, доблестные защитники Порт-Артура ещё целых три месяца будут освобождены от бича дальнобойной артиллерии.
   Нужно так же отметить, что рейд 2 июня, окончательно оттянул к Корейскому проливу дополнительные японские силы. Это позволило 1 - й Тихоокеанской эскадре выйти в море, и дать бой японскому флоту 28 июля 1904 года.
 Не только боевые, но и вспомогательные крейсера принимали деятельное участие в войне. Пароходы Добровольного флота «Смоленск» и «Петербург» были превращены во вспомогательные крейсера,  и охотились за контрабандными грузами, которые везли в Японию из Европы. Местом их операций были районы Красного моря и восточного побережья Африки. В ходе их операций было задержано несколько пароходов с контрабандой для Японии, один из них был английским «Малакка». Однако ввиду деятельного противодействия Англии, под угрозой войны и дипломатических осложнений, российское руководство было вынуждено свернуть операции крейсеров «Смоленск» и «Петербург». Адмирал Зиновий Петрович Рожественский опасался, что действия вспомогательных крейсеров вызовут ненужные дипломатические сложности на будущем маршруте движения 2 – й эскадры Тихого океана, и настроят некоторые страны  против России. К тому же ловить пароходы с контрабандой было выгоднее и логичнее непосредственно на подходе к берегам Японии. Здесь, увы, сказался просчёт доктрины крейсерской войны и её не проработанность.

Fess

  • Гость
Re: Русский флот
« Ответ #37 : 30 Декабрь 2011г 16:06:16 »
Рассказ «Четыре года спустя» написанный на смерть Адмирала Зиновия Петровича Рожественского в 1909 г., верным флаг-офицером капитаном тогда уже 1 – го ранга в отставке Владимиром Ивановичем Семёновым. «Четыре года спустя» это своего рода мистический некролог Адмиралу и всей 2 – й Тихоокеанской эскадре. В России он издавался всего несколько раз, до 1917 г., и был переиздан в собраниях сочинений В.И. Семёнова совсем недавно, и то, ограниченным тиражом, поэтому будет уместным привести его целиком:

 «Японец искони чувствует себя в море, как дома. Дореформенные «фунэ», шитые лыком (в буквальном смысле этого слова), никогда не задумывались пуститься в дальнее плавание на срок, измеряемый неделями, даже месяцами, а про современные шхуны, построенные по образцу норвежских, и говорить нечего! Эти готовы – хоть кругом света.
 И вот, всё же, есть одна такая ночь в году, когда самый отважный «сендоо» (шкипер) не осмелится выйти на промысел в местность, лежащую между Цусимой и маленьким островком Коцусима… Да не одни промысловые суда – пароходы! И на тех капитаны не могут подавить в себе чувства страха перед неведомой опасностью, завидев в эту ночь огонь маяка на одинокой, затерянной в море скале… А там-то? На самом островке? В здании маяка? Думаете, легко на сердце?..
 Эта ночь, та самая ночь, когда «заморские черти» празднуют память воскресения своего Бога, обещавшего им, что придёт день и час, когда все веровавшие в Него тоже воскреснут…
 Вернее всего, что сказка, но… как знать? – чего только нельзя достигнуть колдовством?.. А вдруг, в самом деле?..
 Люди почтенные… ну, хотя бы, Миягэ Сенсабуроо, переживший всех свои сыновей, у которого седые волосы сделались жёлтыми, как сухая трава, но ещё такой бодрый, что и посейчас водит в море свою старозаветную «фунэ», он прямо говорит, что «видел»…
 Придёт эта ночь, и запенятся волны над местом гибели русской эскадры, и всплывут на поверхность моря обезображенные, без мачт, без труб, с истерзанными бортами громады броненосцев… Всплывут и держатся на воде каким-то чудом. Потом таинственный, перебегающий свет забрезжит сквозь пушечные порты, иллюминаторы и бесчисленные пробоины… Чем ближе к полночи, тем ярче… А в самую полночь, когда лучезарная Аматерасу (Аматерасу – богиня солнца, от которой ведёт свой род Микадо) всего дальше от своего народа, на каждом броненосце поверх обломков, загромождающих палубу, на гребне бесформенных груд железа, в которые под огнём детей Страны восходящего солнца превратились их мостики и надстройки, - является странная тень в длинном чёрном одеянии и, высоко подняв над головою магический жезл, который они зовут крестом, произносит формулу великого заклятия: «Христос воскрес!» И сама бездна, несметные голоса из бездны, даже обломки стали и меди ответствуют ему: «Во истину воскрес!»
 В тот час бессильная Аматерасу перед чарами жрецов западного Бога. Свершается великое чудо, и если милостивая Кванон (Кванон – богиня, покровительница плавающих и путешествующих) сохранит жизнь нечаянного его свидетеля, то уже никогда не забыть ему виденного!..
 Всё воскресает! Не люди только! Воздвигаются трубы и мачты; сращиваются плиты брони; становятся на места развалившиеся, взорванные башни; тянутся из амбразур и портов дула исковерканных пушек; в призрачном свете гордо веют под самыми клотиками вражеские флаги.         
 Ужас сковывает мысль. Смертный холод проникает в сердце… Какой силой возможно бороться против воскресших? А они идут! Идут к берегам мирно дремлющего, беззащитного Ниппона!..
 Трепетно мерцает маяк Коцусимы. Смотритель и сторожа забились в подвалы здания. Падают ниц и покорно ждут неизбежной гибели рыбаки, по легкомыслию или по несчастью, оставшиеся эту ночь в море…
 Покорно расступаются волны перед стальными громадами; не смеют преградить им путь боги-покровители, боги-создатели славного царства Ямато… (Ямато – древнее название Японии)
   Но не близок путь!.. А на востоке, куда стремится чудом воскресший враг, сначала едва приметно, потом ярче и ярче разгорается алая заря. То спешит на выручку лучезарная Аматерасу!.. И кто осмелится спорить с восходящим солнцем?.. Какое заклятие восторжествует над ним?!.
 Бледнеют, тают в прозрачном воздухе очертания труб и мачт; вновь раскрываются гигантские пробоины; тонкие обломки пушек уже не грозят врагу, а как-то беспомощно торчат из-под развалин; глубже и глубже садятся избитые кузова; труднее и труднее становится им идти вперёд… Но всё же ищут, пытаются бороться, словно надеются успеть…
 Старый Миягэ, которому благоволение предков дело силу быть свидетелем этого зрелища и не погибнуть, сознавался, что трепетал от ужаса… Ближе и ближе цветущие берега его родины… а вдруг дойдут?..
 Не успели!.. и только брызнули из-за гор золотые стрелы богини-прародительницы, - бесследно исчезли призраки, а Миягэ упал на колени и, полный священного восторга, воскликнул: - «Ейоо, Аматерасу! Ейоо, Ниппон!..» (Слава свету Неба, Слава Восходящему Солнцу!)
 Так было из года в год.
 Так, хоть и не совсем так, было и нынче.
 Почему не совсем? А потому, что с корабля на корабль передавалась радостная весть:
 - Адмирал на «Суворове» и сам поведёт эскадру! (Адмирал Зиновий Петрович Рожественский скончался в ночь на 1 января 1909 г.)     
 Поведёт, доведёт и даст решительный бой!.. Ведь только бы дорваться! Только бы сойтись грудь с грудью!.. Или и ему этого не удастся?.. Да, нет! Сумеет!..
 Ярче и ярче разгорается алая заря… Тают в лучах её, воскрешённые великим заклятием, громады броненосцев…
 - И ведь что досадно! – сердито топая ногой и, как всегда, оживлённо жестикулируя, восклицает командир «Суворова». – Ведь мы сами идём навстречу восходящему Солнцу! Сами спешим растаять, исчезнуть в его лучах!
 -А другого пути – нет… отзывается старший флаг-офицер... – Вот разве, кабы солнце взошло с запада, со стороны России…
 - О чуде мечтаете? – перебивает его командир. – Когда-то дождётесь! А вот, что и сегодня не поспеем – так это верно!..
 Ярче и ярче пылает заря… Воскрешённые броненосцы опять превращаются в бесформенные груды исковерканного металла… Люди ещё толпятся вокруг любимого вождя, ждут его слов… Они - исчезнут последними…
 Но он молчит…
 И выступил перед ним иеромонах Назарий, высоко поднял золотой крест, звездою сиявших в лучах приближающейся, всепобедной Аматерасу, и спросил его:
 - Почему и ты, долгожданный, не принёс с собой новой силы? Ты, милостью Божией сохранённый для Родины на целые три года! Ты, живший среди пославших! Ты научил ли их разумению? Ты им поведал ли о претерпении посланных?.. Сказал ли правду, всё правду?
 - Они и сами знают её… Я ждал…
 - Чего ждал? Или ждал что «камни возопиют?» Ждал чуда?
- Ждал чуда и жду его! – резко ответил тот. – Жду и буду ждать того дня, когда встанет солнце и над Россией!..».

Fess

  • Гость
Re: Русский флот
« Ответ #38 : 04 Январь 2012г 23:13:47 »
Забытые герои Цусимы.

  Посвящаю, поручику, князю Григорию Григорьевичу Гагарину, отдавшему жизнь за Веру, Царя и Отечество, в Цусимском морском сражении на эскадренном броненосце «Император Александръ III»

 27 – 28 мая 2011 года  исполнилось 106 лет со дня одного из самых величайших морских сражения мировой истории. Цусима это же и величайшая трагедия Русского Флота, но это сражение показало всему миру, и примеры стойкости, мужества, самоотверженного служения Вере, Царю и Родине. Все знают о подвиге легендарного крейсера «Варягъ» и канонерской лодке «Кореецъ». Но в Корейском проливе, у далёкого острова Цусима судьбу легендарного крейсера довелось повторить многим кораблям Второй эскадры флота Тихого океана.
   Да, с точки зрения военной, Цусима стала разгромом. Но с точки зрения Духовной, и в 1941 русские матросы и офицеры Духовно и незримо, стояли на страже Дальневосточных земель Руси. Как бы давая понять японцам, что их ждёт, если они пойдут войной на СССР, и японцы помнили доблесть русского оружия, так помнили, что в 1941 предпочли в противники вместо СССР, который вёл труднейшую войну с Германией,  две мощнейшие державы Тихого океана, - США и Англию.
 В своём кратком очерке хотелось бы поведать о некоторых героях Цусимского сражения, и о том, как о них увековечена память на Русской земле.
   
 Мичман Борис Карлович Шуберт видит Цусимский бой находясь на крейсере «Олегъ». Вне своего крейсера он видит геройскую гибель броненосцев «Ослябя», «Князь Суворов», «Император Александр III». Вот как он видел гибель броненосца «Бородино»: «Я стоял в это время на палубе, в группе офицеров и команды, наблюдавших за боем; случившаяся на наших глазах гибель «Бородина» была так неожиданна, что мы обомлели, и, обнажив головы, поражённые ужасом смотрели на пенящуюся могилу геройского корабля, по которой теперь проходил следовавший ему в кильватер броненосец «Орёл»...[10. C. 109] На самом «Олеге», он отмечал стойкое поведение команды, когда убитых комендоров, тут же заменяли другие матросы и офицеры. Один из матросов, заметив на палубе крутящийся японский снаряд, схватил его и выбросил за борт, рискуя быть убитым. [10. C. 140] Когда «Олег был под перекрёстным огнём неприятеля в одном из орудий заклинился патрон и ей так бы и не пришлось более действовать, если бы офицер (мичман М. М. Домерщиков) при ней состоявший, не обрубил бы гильзу топором, что и дало возможность закрыть замок, и произвести выстрел. [10. C. 140] Сам Борис Карлович, командуя одним из казематных орудий крейсера, был ранен, но и после ранения с двумя комендорами продолжал вести огонь по неприятелю.
   
 Мичман князь Ясон Константинович Туманов, командовал шестью орудиями калибра 75 – мм на эскадренном броненосце «Орёл». Свои переизданные, отредактированные уже в эмиграции (в Парагвае)  воспоминания он посвятил «Своим славным ученикам – кадетам Парагвайской военной школы в Асунсьоне с тёплым чувством посвящает эти строки Автор». [7. C. 1] Он смотрит на Цусиму глазами двадцатилетнего юноши мичмана и таких же его сверстников в том же звании. Когда только приближался японский флот Он, и мичман Сакеллари обменялись фразами: « - Вот, вон «они» все – и я увидел моего приятеля высунувшимся в один из портов своей батареи и смотрящим куда-то вперёд. – Тебе, значит, начинать, сказал – я, присоединяясь к нему и высовываясь тоже наружу, чтобы рассмотреть, что творится в море». [7. C. 159] Орудия, которыми командовал Я.К. Туманов, не могли стрелять дальше тридцати кабельтовых, (5550 м) поэтому невольно он стал следить за сражением, хотя батарея его находилась в низу, и оттуда он мало, что мог увидеть. Так наблюдая из открытого орудийного порта, видел он как рядом с его броненосцем падали и взрывались тяжёлые 12 - ти дюймовые японские снаряды, прозванные в Русском флоте «чемоданами» за их разрушительную силу. Когда его батарея открыла огонь, и начала вести огонь по японскому броненосцу «Шикишима», было трудно различать всплески он падения своих снарядов. «Что же мне оставалось делать? – пишет Я.К. Туманов – Приостановить стрельбу, выжидая более благоприятных обстоятельств? Такая мысль пришла было на мгновение мне в голову, но, я её сейчас же отбросил, ибо мне показалось чудовищно жестоко обрекать на бездействие людей. Да и ещё вопрос: удалось ли бы мне оторвать от пушек моих бравых комендоров!». [7. C. 161] Через некоторое время Я.К. Туманов был ранен и отнесён в лазарет. Цусима для Я.К. Туманова это ещё и гибель близкого товарища, лейтенанта Александра Владимировича Гирса, он дважды был на его похоронах, первый раз в японском плену, где тот скончался от ран, второй раз при перезахоронении в Петербурге на кладбище Александро-Невской Лавры. Воспоминания эти наполнены горечью утраты. Могила Александра Владимировича уцелела, и по сей день Его прах находится на территории кладбища Александро-Невской Лавры в Санкт-Петербурге.
   
   Судовой врач крейсера «Аврора» Владимир Семёнович Кравченко, как и мичман Б.К. Шуберт повествует о Цусиме как бы с двух ракурсов, описывая общий ход сражения и участие в нём крейсера, где он служил. Первым погибшим броненосцем в боевой линии русских кораблей был «Ослябя». Владимир Семёнович так пишет о его гибели: «Занятые своим боем, бессильные помочь гибнущим 900 товарищам, мы видели всё это и… не сошли с ума! Что творилось в душе у каждого в эти мгновения, никто не передаст словами! А наружно – никто не дрогнул, никто не выдал себя и не оставил своего дела. И, как прежде, по всей линии продолжался бой».  [5. C. 125] Рассказывает он и о дерзком манёвре крейсеров «Олегъ» и «Аврора» когда они пошли на помощь отставшему и подбитому броненосцу «Князь Суворов» и вступили в бой не только против двух броненосных крейсеров неприятеля. («Ниссин» и «Касуга») Но и вели бой с десятью бронепалубными крейсерами японцев. Одной из самых трагичных страниц Цусимы является гибель броненосца «Император Александр III». Броненосец Гвардейского экипажа, из 900 членов команды которого не уцелел не один. «Поведение его – пишет В.С. Кравченко – было не вполне понятно. За полчаса перед тем он вышел из строя, прошёлся вдоль всей эскадры на юг, потом повернул назад, всё время точно разыскивая  кого-то. Аврорцам показалось, что он ищет «Суворова», чтобы остаться с ним и вместе умереть». [5. C. 136] На самой «Авроре» глазами автора можно увидеть дальномерный пост невозмутимого немца Э.Г. Берга, который стоя под градом осколков, определял расстояние до кораблей неприятеля. Видит В.С. Кравченко и хладнокровные действия комендоров. Которые из-за повреждённого в бою дальномера и под шквальным огнём противника «Не зная расстояния, не видя своих попаданий… всё-таки при таких из рук вон неблагоприятных условиях умудрялись попадать». [5. C. 7]  Устами В.С. Кравченко мы слышим из уст раненого мичмана В.В. Яковлева, которого чуть не силой волокли  на перевязочный пункт, слова мольбы, обращенные к комендорам «Братцы, цельтесь хорошенько!». [5. C. 7] Самой трагической утратой для крейсера был гибель командира корабля каперанга Е.Р. Егорьева. Вот как об этом вспоминал В.С. Кравченко: «Я нагнулся к нему, приказав убрать со стола бедного мичмана, которому ещё только разрезали одежду, и, сняв тужурку, открыл лицо Евгения Романовича. На нём играла обычная, слегка насмешливая улыбка. Мне не хотелось верить, и я окликнул его: - Евгений Романович! Евгений Романович!». [1. C. 164] В целом, глазами В.С. Кравченко мы видим геройское поведение команды, от кочегара до командира. Затем, во время отступления крейсерского отряда на юг, в Манилу, Владимир Семёнович впервые в мире использует аппарат Рентгена в морских условиях, и тем спасёт, и облегчит страдания многих раненых. Это важно ещё и тем, что крейсер «Аврора» знаменит не только своим холостым выстрелом в 1917 году, но и участием в Цусимском морском сражении, где русские моряки показывали чудеса храбрости, в паре с «Олегом» ведя бой против 10 – 12 вражеских крейсеров. Крейсер «Аврора» и по сей день стоит как корабль-музей у Петроградской набережной в Санкт-Петербурге. И стоит помнить, не только об участии крейсера в революционных событиях 1917 года в Петрограде, но и о доблестном участии крейсера в Цусимском бою, на котором погиб его доблестный командир, капитан 1 – го ранга Евгений Романович Егорьев, выдающийся моряк своего времени.
   
   Капитан 2 -  ранга Владимир Иванович Семёнов был начальником оперативного отдела штаба Второй эскадры флота Тихого океана. Его дневниковые записи, которые он вёл непосредственно в момент совершавшихся событий, открывают перед нами грандиозную картину, агонию одного корабля, флагмана Второй эскадры броненосца «Князь Суворов», на котором находился и командующий эскадрой вице-адмирал З.П. Рожественский.
   Цисимское сражение состоялось в день коронации Императора Николая II, в девятилетнюю годовщину, на Второй эскадре как раз перед боем  прошли небольшие торжества по поводу коронации Их Величеств. «В сегодняшний высокоторжественный день священного коронования Их Величеств, – передаёт В.И. Семёнов тост старшего офицера броненосца А.П. Македонского – помоги нам Бог с честью послужить дорогой Родине! За здоровье Государя Императора и Государыни Императрицы! За Россию!». [6. C. 477] В 13:49 14 мая 1905 года началось сражение, «Князь Суворов» открыл огонь с расстояния 32 кабельтовых.(5920) В.И. Семёнов видит Цусиму на одном единственном корабле, на «Князе Суворове» отмечались катастрофические разрушения. Были снесены обе трубы, надстройки, выведены из строя практически все орудийные башни, ранен адмирал З.П.Рожественский. Но даже при такой обстановке необстрелянная команда «Князя Суворова» проявляла чудеса храбрости. Вот как В.И. Семёнов рассказывает нам об одном из героев «Князя Суворова»: «Прапорщик по морской части Вернер фон Курсель, курляндец родом и общая симпатия всей суворовской кают-компании, плавая чуть ли не с пелёнок на коммерческих судах, мог говорить на всех европейских языках, и на всех одинаково плохо. Когда в кают-компании над ним острили по этому поводу, он серьёзно отвечал: «Но я думаю, что по-немецки всё-таки лучше другого!» На своём веку он столько видел и пережил, что никогда не терял душевного равновесия и никакие обстоятельства не могли помешать ему встретить доброго знакомого приятною улыбкой». [6. C. 507]
   Следующий за «Князем Суворовым» броненосец «Император Александр III» вёл геройскую борьбу и имел разрушения и пожары, как и на самом «Суворове». «Александр», сильно избитый, – свидетельствует В.И. Семёнов – с креном и севший в воду почти до портов нижней батареи, держался вне линии, медленно отставая, но не прекращал огня, действуя из уцелевших орудий. Я Его не видел, но рассказывали, что у него вся носовая часть – от тарана до 12 – дюймовой башни – была словно раскрыта». [6. C. 510]
   Через некоторое время В.И.Семёнов был пересажен вместе с адмиралом З.П. Рожественским на миноносец «Буйный». На этом миноносце, тяжело раненый вице-адмирал Зиновий Петрович Рожественский, «железный адмирал» как Его прозвали моряки, отдал последнее распоряжение: «Идти эскадрой! Владивосток! Курс Nord-Ost 23». [6. C. 515]   
   Там же, среди раненых и спасённых (с других судов эскадры) был и офицер с броненосца «Ослябя», вот как он описывал гибель корабля: « - Что – как… вспомнить горько! Нет счастья! Одни неудачи!.. Ну, да! – кто ж спорит? Хорошо стреляют… Но разве это прицел? Разве это умение? Счастье! Удача! Чёртова удача! Три снаряда один за другим почти в одно место! Понимаете? Всё в то же место! Всё в ватерлинию под носовой башней!.. Не пробоина, а ворота! Тройка проедет!.. Чуть накренились – стала подводной… Такой водопад… разумеется, переборки не выдержали!.. Никакой чёрт бы не выдержал!.. – истерично выкрикнул он и вдруг, закрыв лицо руками, беспомощно опустился на палубу…». [6. C. 516] Позднее В.И. Семёнов был пересажен с адмиралом на миноносец «Бедовый» и тот был предательски сдан командиром миноносца, неприятелю. «Князя Суворова» отказались покинуть лейтенанты М. А. Богданов, П. А. Вырубов и прапорщик В. И. фон Курсель, они с остатками команды до последнего вели бой из единственного уцелевшего орудия и геройски погибли вместе с броненосцем. Сам Владимир Иванович, умер в 1910 году от последствий многочисленных ранений полученных при Цусиме. Он оставит после себя богатое литературное наследство, самые знаменитые его произведения это трилогия «Расплата» повествующие об участии Русского Императорского Флота в военных действиях против японского флота, как у Порт-Артура, так и при Цусиме. А так же многочисленные статьи, заметки, и рассказы на тему флота и его жизни, они имеют важную историческую ценность для Русской истории.
   
   Капитан 2 – го ранга Николай Николаевич Коломейцов, командир миноносца «Буйный», во время поединка главных сил русской и японской эскадр был наблюдателем за ходом сражения. В приказе перед боем ему значилась задача спасать в случай гибели нижних чинов и офицеров броненосца «Ослябя», а так же перевести на другой корабль контр-адмирала Дмитрия Густавовича Фелькерзама, который держал свой флаг на броненосце «Ослябя». Когда эскадренный броненосец «Ослябя» начал тонуть, «Буйный» тут же устремился спасать людей. Николай Николаевич так вспоминал этот момент: «На воде среди всплывших обломков осталось человек около 300; часть из них плавала самостоятельно, другие ухватились за всплывший разбитый вельбот, паровой катер и разные обломки. Все кричали о помощи, и картина была потрясающая! Я спустил вельбот, и послал на нём мичмана Храбро-Василевского подбирать далеко плавающих, а сам, держась под ветром, спасал всех, кто приближался на расстояние бросательного конца». [3. C. 68]
 Стоит отметить, что адмирал Фелькерзам умер от лихорадки ещё 10 мая, но весть эта была скрыта, дабы личный состав эскадры не падал духом перед тяжелейшим прорывом и сражением. Но с задачей спасения команды «Осляби» миноносец «Буйный справился блестяще. 
   В это время к месту гибели «Осляби» подошли японские крейсера и стали обстреливать русские миноносцы, которые спасали экипаж «Осляби». Доблестный командир «Буйного» вспоминал»: «Миноносцы наши сейчас же удалились. Помню как «Бравый» потерял фок-мачту; мой вельбот в это время, полный спасёнными людьми, был далеко от борта и продолжал ещё подбирать людей. Я приказал вельботу идти к борту, что и было исполнено без излишней торопливости с полным хладнокровием, подбирая по дороге последних плавающих людей. Положение становилось критическим. Снаряды рвались об воду у самого борта, но пока в миноносец попаданий не было. Стоявший на правой стороне артиллерийский квартирмейстер Пимен Казаков был ранен осколком. Несколько человек было убито в воде у самого борта». [3. C. 68-69]  Когда вельбот доблестного мичмана Храбро-Василевского подошёл к миноносцу и пересадил спасённых, Николай Николаевич приказал дать полный ход, и под градом рвущихся снарядов открыв огонь из четырёх лёгких пушек миноносца дал полный ход. Всего с броненосца «Ослябя»  было спасено 204 члена экипажа. Однако сохранились рассказы, о некоторых членах экипажа броненосца «Ослябя» которые отказались покинуть броненосец. Лейтенант Владимир Александрович фон Нидермиллер, командуя башней 10 – дюймовых орудий отказался покинуть её во время эвакуации, она вела огонь по неприятелю по последней минуты жизни броненосца. [1. C. 244] Так же, командир броненосца, капитан 1 – го ранга Владимир Иосифович Бэр до последнего распоряжался спасением экипажа, и, сделав всё возможное закурил последнюю папиросу и отправился в боевую рубку закрыв за собой дверь. [2. C. 224]  Он разделил геройскую судьбу своего броненосца.
   Обычно Николай Николаевич Коломейцова вспоминают в связи с тем, что уже позднее по ходу сражения его миноносец снял с флагманского броненосца «Князь Суворов» командующего эскадрой вице-адмирала Зиновия Петровича Рожественского и некоторых членов его штаба. Но, подвиг по спасению членов команды «Осляби»  не менее героичен, чтобы быть рассказан. За подвиги в Цусимском морском сражении, капитан 2 – го ранга Николай Николаевич Коломейцов был награждён золотой саблей с надписью «За храбрость» и, по удостоению Кавалерской Георгиевской Думы  орденом Святого Великомученика Георгия 4 степени «за подвиг храбрости и самоотвержения, оказанной в бою 14 мая 1905 года в Цусимском проливе, когда имея на вверенном ему миноносце около 200 человек, подобранных из воды при гибели броненосца «Ослябя», под градом снарядов подошёл к объятому пламенем броненосцу «Князь Суворов» и снял с него командующего эскадрой». [9. C. 152] Мичман Храбро-Васильевский за участие в спасении команды «Осляби» на вельботе был награждён орденом Святого Великомученика Владимира 4 – й степени с мечами и бантом.   
   
   На эскадренном броненосце «Император Александр III» сражались чины Гвардейского экипажа, это был цвет русской народа, как нравственный, так и физический. Из 900 членов экипажа не уцелел не один. О последних минутах боя доблестного броненосца сохранилось свидетельство мичмана И.А. Дитлова, который наблюдал за эпической гибелью броненосца «Император Александр III» находясь на броненосце береговой обороны «Адмирал Ушаков».  Он вспоминал: «Прошло ещё несколько времени, и с правой же стороны показался ещё броненосец, шедший прямо на нас: трубы и мачты целы, но он идёт с заметно увеличивающимся креном, между труб пылает громадный костёр.
 Наши пушки за дальностью расстояния не стреляли, и прислуга собралась около амбразуры, у всех бледные лица и широко раскрытые глаза напряжённо смотрят, слышен шепот: «Господи, помоги им».
 Броненосец уже так близко к нам, что можно рассмотреть отдельные фигуры; крен его всё увеличивается, на поднявшемся борту чернеют люди.
 А на мостике в величественно спокойной позе, опершись руками на поручни, стоят два офицера.
 В это время с правого борта вспыхивает огонь, раздаётся выстрел, момент – броненосец перевёртывается, люди скользят вниз по поднявшемуся борту, и вот гигант лежит вверх килем… а винты продолжают вертеться, ещё немного и всё скрывается под водой.
 Стоящий рядом со мной комендор крестится: «Господи, упокой их души!»
 Из глаз матросов текут слёзы, я чувствую, как у меня спазмой сжимается горло, и рычу: «Стреляйте, целься хорошенько, отомстите!»
 Команда разбежалась по местам, и стрельба загремела.
 К месту катастрофы бросился «Жемчуг» или «Изумруд», но, осыпаемый японскими снарядами, должен был уйти на своё место.
 Мы считали, что погиб «Бородино», на самом деле это был «Александр III»; на наём погибла большая часть Гвардейского экипажа во главе с капитаном  1 – го ранга Бухвостовым. Они достигли бессмертия и умерли славно, стреляя до последней минуты.
 Последний выстрел, послуживший им погребальным салютом, произвёл на меня сильное впечатление, и это впечатление пригодилось мне на другой день». [2. C. 367]
 Сохранилось ещё несколько свидетельств. Очевидцы вспоминали,  когда броненосец перевернулся, люди стоявшие на его киле кричали громогласное «Ура!» проходившим мимо русским кораблям, а неизвестный лейтенант кричал, подошедшему крейсеру «Изумруд» дабы спасти их, и попавшему под шквальный огонь японских кораблей « - «Изумруд», уходите!», [2. C. 367] дабы не подвергать напрасной гибели и русский крейсер. 





Добавлено: 04 Январь 2012г 23:14:36
На этом же броненосце геройски сложил голову поручик, князь Григорий Григорьевич Гагарин. Потомок древнего княжеского рода уходящего корнями к династии Рюрика. Ещё до войны не прячась от ратной службы, он служил на многих судах Русского Императорского Флота, плавал на Балтике и в Тихом океане. Затем на время оставил службу, но как только началась война с Японией, он, добровольцем пошёл на Флот, в чине инженер-механика (не совсем дворянская должность, не так ли, а ведь выбрал добровольно, и род службы и путь на войну) погиб он в возрасте всего 28 лет. О нём скорбели его жена, и маленькая дочка, которая не разу так и не увидела отца.   
 Нужно отметить, что ещё перед походом Второй эскадры командир броненосца «Император АлександрIII» капитан 1 – го ранга Николай Михайлович Бухвостов (прямой потомок «первого русского солдата» Петра I) сказал пророческие слова публике провожавшей корабль на войну: «Вы желаете нам победы. Нечего говорить как мы её желаем… Но за одно я ручаюсь  - мы все умрём но не сдадимся». [2. C. 212]
 В 1906 году в Санкт-Петербурге у Никольского собора, был поставлен памятник офицерам и нижним чинам броненосца «Император Александр III», он представляет из себя красивую стелу, вершина которой увенчана Державой и Орлом. По четырём сторонам стелы были повешены памятные доски с фамилиями офицеров и нижних чинов погибших при Цусиме, а так же изображение броненосца, отлитое барельефом. После Октябрьской революции доски с фамилиями погибших были самым варварским способом срублены, памятник стоял без них очень долгое время. В 1973 году были повешены новые доски, на которых, однако отсутствует ряд фамилий членов экипажа: поручика князя Григория Григорьевича Гагарина, поручика Эдуарда Антоновича Тотвена, младшего судового врача Бориса Львовича Бертенсона, и судового священника отца Александра Андреевича Недрыгайло.   
   Памятник всем погибшим на эскадренном броненосце «Император Александр III» и по сей день стоит в Санкт-Петербурге в сквере у Никольского собора.

   Не менее героична гибель броненосца береговой борону «Адмирал Ушаков». На второй день сражения, с серьёзными повреждениями броненосец продвигался на север, однако был застигнут двумя новейшими японскими бронированными крейсерами, «Ивате» и «Якумо», которые в разы превосходили его по вооружению и бронированию.
 Когда было замечено приближение японских крейсеров, команда и командир переоделись во всё чистое, и, выходя на мостик, командир броненосца младший брат знаменитого путешественника капитан 1 – го ранга Владимир Николаевич Миклуха сказал: «Переоделся, даже побрился. Теперь и умирать можно». [2. C. 447]         
     Когда японцы подняли сигнал предлагавший сдаться, Владимир Николаевич не колеблясь тут же отдал приказ: «Дальше разбирать не надо, долой ответ, открыть огонь!». [2. C. 447]
 От первого выстрела «Ушакова» на одном из японских крейсеров вспыхнул пожар,  но силы были не равны. До последнего вела огонь 120 мм пушка мичмана И.А. Дитлова.
 Когда крен броненосца увеличивался, команде было приказано открыть кингстоны дабы броненосец, даже повреждённый не достался врагу. Команда прыгала в воду. Однако минный офицер лейтенант Борис Константинович Жданов сказал: «Я же всегда говорил всем, что я в плену никогда не буду!» [2. C. 448] И попрощавшись с командой и офицерами ушёл вниз.
 Когда броненосец пошёл ко дну с гордо развевающимися Андреевским флагом, матросы кричали «Ура! «Ушакову»! С флагом ко дну идёт!». [2. C. 448]
 Когда же японцы спустя долго время стали спасать команду «Адмирала Ушакова» командир, Владимир Николаевич Миклуха крикнул им по-английски, «Спасайте сначала матросов, потом офицеров!». Когда японцы  вторично, подплыли к тому месту, где находился доблестный капитан, он уже был мёртв.
 В увековечивание памяти броненосца Адмирал Ушаков», в 1915 году в годы Первой мировой войны в состав Русского Императорского Флота вошёл эсминец «Капитан 1 – го ранга Миклуха-Маклай». А в Николаеве, на Чёрном море, строился крейсер «Адмирал Ушаков» однако последовавшие революционные события не дали ему войти в строй Русского Флота.
   
 В 1908 году в письмах «К ближним» известный Дореволюционный публицист Михаил Осипович Меньшиков писал: «Ничего нет постыднее неблагодарности Отечества, и ничто так не возрождает мужества, как пример героев. Неудача войны при нашем естественном могуществе не есть для России смертный приговор. Есть нечто худшее всяких поражений - это упадок духа, когда исчезает даже память о своем прежнем величии. Нельзя собрать костей героев со дна Великого океана, чтобы заключить их в общую братскую могилу, но можно и следует построить храм, где были бы благоговейно погребены имена их, куда приходили бы оплакивать их осиротевшие жены и дети и где Россия могла бы, поминая их, преклонить колени. Где-нибудь на берегу Невы, среди эллингов, в центре вооружения флота, против Морского корпуса, грустный храм над водой напоминал бы многое и вдохновлял бы на многое. Нельзя жить, отрываясь от корней прошлого, а корни у нас целы. Даже в дни величайшего из ужасов нашей истории были явлены свидетельства того бесстрашия, при котором нация не умирает». [8. C. 139 – 140]
 И такой храм, в память павших героев моряков был построен в Санкт-Петербурге, в 1911 году по инициативе Адмирала Фёдора Васильевича Дубасова. [4. C. 315] В народе храм получил название Спас-на-Водах или Цусимская церковь. В нём были высечены имена офицеров и многих нижних чинов погибших в годы войны с Японией как под Порт-Артуром, так и  при Цусиме, а так же в составе Владивостокского отряда крейсеров. В 1932 году большевики взорвут храм памятник. А в 2003 году на его месте будет возведена скромная часовня на народные пожертвования. Сбор средств на восстановление храма-памятника продолжается и поныне. Но любой, может придти и сейчас на Английскую набережную, в скромную часовню, дабы почтить память моряков сложивших головы за Веру, Царя и Отечество у далёкого острова Цусима, 14 – 15 мая 1905 года.
    И по сей день, в холодных водах Цусимы, на дне Корейского пролива лежат остовы красавцев броненосцев и крейсеров. В духовном плане, они и по сей день являются частичкой великой России, той великой Державы, которую завещали нам наши великие Предки.   


 Список использованных источников и литературы:

 1. Галенин Б.Г. Цусима – знамение конца русской истории. Т.I М., 2009.
 2. Галенин Б.Г. Цусима – знамение конца русской истории. Т.II М., 2009.
 3. Гангут, научно-популярный сборник статей по истории флота и судостроения. N49/2008. СПб., 2008.
 4. Воинство Святого Георгия. Жизнеописания русских монархистов начала XX века. СПб., 2006.
 5. Кравченко В.С. Через три океана. СПб., 2002.
 6. Семёнов В.И. Бой при Цусиме. М., 2008.
 7. Туманов Я.К. Мичмана на войне. СПб., 2002.
 8. Христолюбивое воинство. Православная традиция Русской Армии. М., 2006
 9. Цусима. Хроника похода и сражения. СПб., 2007.
 10. Шуберт Б.К.. На крейсерах «Смоленск» и «Олег».  СПб., 2009.

Оффлайн Изольда

  • Постоялец
  • *
  • Сообщений: 889
  • Пол: Женский
  • Спасибо!)Уберите офигевших...(с)
Re: Русский флот
« Ответ #39 : 15 Январь 2012г 18:32:15 »
Барон Унгерн,   а я где-то читала, что моряки не просто так делают наколки (татуировки) на теле. Это считается своеобразным талисманом. Особенно популярны наколки в виде якоря (т.к. якорь напоминает крест).
Что интересного можете поведать?

Не комментируйте и не комментируемы будете (с).

Fess

  • Гость
Re: Русский флот
« Ответ #40 : 15 Январь 2012г 21:51:10 »
Изольда, К сожалению этот вопрос мне не знаком. Если что-то найду то размещу тут.

Fess

  • Гость
Re: Русский флот
« Ответ #41 : 26 Июль 2012г 15:22:35 »
К годовщине дня ВМФ.

Моя отредактированная и дополненная биография донского казака, Адмирала Михаила Коронатовича Бахирёва, выложена на прозе: http://www.proza.ru/2012/07/26/983