Автор Тема: Былина о Соловье Будимировиче в свете географической терминологии  (Прочитано 2836 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Fess

  • Гость


Рисунок "Соловей Будимирович", Алексей Фанталов.

Автор: В.Б. Вилинбахов.

Былина о Соловье Будимировиче выделяется среди других эпических произведений своим своеобразием. По мнению ряда исследователей, эта былина в некоторой степени связана с великорусскими свадебными песнями, в которых жених обязательно приезжает из-за моря (1). Это может свидетельствовать о том, что где-то «за морем» находилась земля, на которую постоянно обращали свой взгляд древние восточные славяне, видя в ней ту же «славную и богатую Индию», что и в других былинах(2). В.Я. Пропп, однако, считает, что «былина о Соловье Будимировиче восходит не к свадебной поэзии, а к эпической традиции. Характер сюжета повлек за собой сближение со свадебной поэзией, но сюжет не возник из нее»(3).
А. Стендер-Петерсен, напомнив об исследовании датского слависта С. Рожнецкого «Варяжские следы в русском героическом эпосе»(4), указывает, что известный нам вариант былины у Кирши Данилова был подвергнут сознательному редактированию. Результат получился несколько странный: между первой, сказочной, частью былины и второй, чрезвычайно прозаической и реалистической половиной ее ощущается явственное несоответствие, стилистическая неувязка(5).
Обратимся к содержанию былины(6). Соловей Будимирович приплывает на Русь из города «Леденца», из земли «Веденецкой».
Из-за славного синя моря Волынского,
Из-за того Кодольского острова,
Из-за того лукоморья зеленова...(7)
как и некоторые из наших предшественников(восемь), мы отказываемся видеть в Соловье, носящем чисто славянское имя(9), скандинавского путешественника(10). Гораздо более вероятным представляется то, что он был западнославянским мореплавателем(11); во всяком случае, это был славянин, прибывший на Русь с Балтийского моря.
Географическая терминология былин давно обратила на себя внимание исследователей. А.Н. Веселовский, сделав сводку данных о месте, откуда приехал Соловей Будимирович, пришел к выводу: «Свести эти показания с целью доискаться настоящих названий едва ли возможно. Синее, Турецкое, Дунайское море указывает на юг; Леденец, и Веденецкая земля несомненно стоит одно за другое, но в каком из них больше смысла, решить трудно»(12). По мнению В.Ф. Миллера, «попытки объяснить географические названия былины не привели ни к чему мало-мальски вероятному»(13). Ему вторит А.М. Лобода(14). Однако М.Е. Халанский выступает против такого нигилистического подхода к географической номенклатуре былин о Соловье и полагает, что она отразила подлинную память о водных путях, связывая рассказ былины с районом Архипелага, Сирии и Адриатического моря(15).
«Море Волынское», из-за которого приплыл Соловей Будимирович, это, несомненно, «Волинское» море, т.е., как уже ранее указывалось нами, Балтийское море(16). Интересно, что в былине о Соловье не сообщается о том, что ее герой ехал через «Корелу», как мы имеем в случае с Дюком Степановичем. Это может, в известной степени, свидетельствовать о том, что он пользовался другим вариантом Балтийско-Днепровского пути,, проходившего через Эстонию. Действительно, в былине упоминается город «Леденец», сопоставляемый некоторыми исследователями с названием «Lindanissa»(17), которое еще до недавнего времени сохранялось в эстонском фольклоре(18).
Локализация «Леденца» в Эстонии поддерживается также упоминанием в некоторых вариантах былдины «Поморянского» или «Виряйского» моря, которое заменяет в них «Волынское море». П.Н. Милюков убедительно доказал, что «Вирянское» море является синонимом названию «Балтийское» море и восходит к средневековому названию балтийского побережья Wironia, Wirland(19). При этом он указывает на русское летописное название жителей этой страны - «вируяни»(20). Сошлемся на еще более близкое к былинной форме «Вирянское» (море) летописное название обитателей этого побережья - «вирьяны»(21).
Таким образом, наиболее правдоподобны предположения, что путь Соловья Будимировича на Русь проходил из Балтийского моря (Волынского, Вирянского) через эстонский город «Леденец»(22). При этом «остров Кодольсикй», мимо которого плыл Соловей, не может быть лежащим в стороне от этого пути островом Котлин (Ketlingen), как считал П.Н. Милюков(23). Вероятнее видеть в данном наименовании искаженное название острова Готланда, мимо которого действительно мог плыть Соловей Будимирович, отправлявшийся на Русь из западнославянских земель. Изменение «острова Готландского» в «остров Кодольский» вполне допустимо(24).
Что касается «земли Веденецкой», из которой отправился в свое плавание Соловей Будимирович, то ее уже трактовали, как искаженное название «земли Венедской», т.е. «славянской», и мы не имеем возражений против такой расшифровки.
В связи с этим следует сказать несколько слов и о «Зеленом лукоморье», которое обычно помещается в былине рядом со славянской родиной Соловья Будимировича. В этом «зеленом лукоморье» (поморье) мы скорее всего склонны видеть сильно измененное название Зеландское лукоморье (поморье)»(25). Едва ли сами сказители могли выдумать в более позднее время название «зеленое лукоморье», особенно учитывая то, что они, видимо, сами не понимали смысла этого географического термина, поскольку переделали его в варианте «глухоморье зеленое»(26).
Таким образом, географические названия былины о Соловье Будимировиче, в целом, на наш взгляд, подтверждают мысль о путешествии этого героя на Русь из балтийско-славянских земель. Соловей Будимирович плывет из «земли Веденецкой» (Венедской), по пути проходит мимо «острова Кодольского» (Готланда), к побережью «Вирянского моря» (Финский залив), где лежит эстонский город «Леденец» и далее по Днепру добирается до Киева. Былин6а точно фиксирует путь, каким балтийско-славянские мореходы добирались до берегов Восточной Европы.
Мы полагаем, что географическая номенклатура в фольклоре передает вполне конкретные представления, возникшие в народной памяти в результате не единичного знакомства, а постоянного соприкосновения в течении длительного времени. То, что географические описания фольклора становятся «песенным образом, еще не означает, что в них отсутствует реальный первоначальный смысл, сохранение которого именно и обеспечивается «эпическим приемом». Можно полностью согласиться с теми, кто отказывается смотреть на географическую терминологию фольклора «как на подозрительные объекты»(27) и полагает, что «географические сведения характеризуют то время, когда сложены былины»(28).
Говоря о географической терминологии фольклора, следует вспомнить и то, что топонимы являются наиболее устойчивой частью любого языка(29). Исчезают племена и народы, а память о них продолжает жить в многочисленных географических наименованиях(30). Полагаем, что это положение в полной мере применимо им к фольклору, в котором тоже прочнее всего -пускай в трансформированном виде -сохраняться древние географические названия, по тем или иным причинам прочно отложившееся в народной памяти.
В свете этого географическая терминология былины о Соловье Будимировиче позволяет относить время ее сложения к тому периоду, когда между Восточной Европой и балтийско-славянским Поморьем существовали постоянные и тесные связи. Известно, что уже в XII веке пали последние очаги балтийско-славянской независимости, и постепенно память об этих народах стерлась в исторических воспоминаниях. Следовательно, былина о Соловье Будимировиче могла сложиться никак не ранее XII века. Скорее же всего время ее возникновения следует относить к X-XI вв., время расцвета балтийско-славянской культуры и развития тесных связей балтийско-славянских племен с Восточной Европой.
____________________________
1. М. Халанский. Великорусские былины киевского цикла. Варшава, 1885, стр. 148; В.Ф. Миллер. Очерки русской народной словесности. М., 1897, стр. 211; А.Н. Веселовский. Южнорусские былины. Сб. ОРЯС, т. XXII, № 2, СПб., 1881, стр. 77-78.
2. Об «Индии» с.: В.Б. Вилинбахов, Н.В. Энговатов. Где была Индия русских былин. В кн.: Славянский фольклор и историческая действительность. М., 1965, стр. 99-109.
3. В.Я. Пропп. Русский героический эпос. Л., 1955, стр. 175.
4. St. Rozniecki. Varoegiske minder I den russiske heltedigthning. Kopengagen, 1914, s 31. См. критику этого труда A. Stender-Petersen. Varangica. Orxys, 1953, ss. 217-230
5. А. Стендер-Петерсен. Проблематика Кирши Данилова. Scando-slavica. T. IV, Copenhagen, 1958, ss. 77-79/
6. Былина не принадлежит к числу особенно распространенных. Всего известно 28 записей, рассеянных по всем областям, в которых встречался эпос (Былины Севера, т. I, Записи, вступительная статья и комментарии А.М. Астаховой. М.-Л., 1938, стр. 630)
7. песни, собранные П.Н. Рыбниковым, т. I М., 1862, стр. 318 (далее: Рыбников)
8. см. комментарии П.Д. Ухова в кн. Былины, М., 1957, стр. 485.
9. в качестве примера приведем Соловья Богумила (языческого жреца), упоминаемого В.Н. Татищевым (В.Н. Татищев. История Российская, т.I, М.-Л., 1962, стр. 112).
10. основным сторонником скандинавского происхождения Соловья был А.И. Лященко, утверждавший, что под именем этого былинного героя следует видеть норвежского короля Гаральда (А.И. Лященко. Былина о Соловье Будимировиче и сага о Гаральде. “Septum Bibliologikum” в честь профессора А.И. Малеина, Пб., 1922, стр. 110-135). К скандинавскому первоисточнику относил былину о Соловье и С. Рожнецкий (С. Рожнецкий. Из истории Киева и Днепра в былевом эпосе. Известия ОРЯС, 1911, кн. 1, стр 74). См. также А,А, Котляревский. Скандинавский корабль на Руси В кн. А.А. Котляревский, Сочинения, т. II, СПб., 1899, стр. 555-559 (ср. возражения Н.И. Костомарова: Вестник Европы, 1866, т. II, стр. 2-5); Ф Буслаев. Русский богатырский эпос. Русский вестник, 1862, т. V, стр. 93.
11. Песни, собранные П.В. Киреевским, вып. IV, М., 1860, стр. CII.
12. А.Н. Веселовский. Южнорусские былины, стр. 77.
13. В.Ф. Миллер. Очерки…, стр. 209.
14. А.М. Лобода. Русские былины о сватовстве. Киев, 1904 стр. 133.
15. М.Е. Халанский. О некоторых географических названиях в русском и южнославянском героическом эпосе. Русский филологический вестник, 1901, № 1-2, стр. 318-328.
16. В.Б. Вилинбахов, Н.В. Энговатов. Где была Индия…, стр. 103.
17. П.Н. Милюков. Что такое «море Вирянское» и город «Леденец»? Юбилейный сборник в честь Вс. Ф. Миллера, М., 1900, стр. 315.
18. Э. Вольтер. Что такое Линданисса? Известия ОРЯС, т. V, кн. 1, 1900, стр. 1330-1331. С. Рожнецкий вслед за П.Н. Милюковым относит «Леденец» к северному району, однако полагает, что это название следует производить не от Lindanissa, а от местечка Lindenaes, находящегося недалеко от озера Вееттера (см. St. Rozniecki. Varoegiske…, ss. 88-89).
19. П.Н. Милюков. Что такое «море Вирянское»… стр. 314. См. также М.Е. Халанский. О некоторых географических названиях… стр. 318. данное предположение П.Н. Милюкова встретило сильную оппозицию с стороны А.М. Лободы, считавшего, что такая расшифровка «Вирянского (Верейского)» моря сомнительна и требует дополнительных доказательств (см.: А.М. Лобода. Русские былины о сватовстве, стр. 44). Одного упоминания в былине о Соловье Будимировиче факта, что река Нева впадает в «Вирянское» море, вполне достаточно для того, чтобы считать этот термин непосредственно связанным с Балтийским морем:
Матушка Нева широко прошла,
Устьем впадала во сине море во Вирянское
(Рыбников, т. IV, СПб, 1867, стр. 56)
20. ПСРЛ, т. V, СПб, 1851, стр. 195; т. VII, Пб., 1856, стр. 168.
21. ПСРЛ, т. XXV, М.-Л., 1949, стр. 148.
22. связь прибалтийских племен с западными и восточными славянами прослеживается с древнейших времен (см.: Н.Н. Чебоксаров. О древних хозяйственно-культурных связях народов Прибалтики. Советская этнография, М., 1960, № 3, стр. 110-112).
23. П.Н. Милюков. Что такое «Море Вирянское»… стр. 315.
24. Правда, М.Е. Халанский считал, что «Кодльскому острову» былины соответствует остров «Певтала у Даниила», «Кутаме у Барского» (М.Е. Халанский. О некоторых географических названиях… стр. 323-324). Это утверждение было повторено С. Рожнецким, писавшим, что слово «кодолы» есть заимствование из древне-скандинавского kadhal, что означает «канаты» (St. Rozniecki. Varoegiske…, s. 51).
25. В. Новицкий полагает, что «Лукоморье» следует понимать только как «Поморье», но его он, однако, помещает, следуя в известной степени выводам М.Е. Халанского, на северном берегу Черного моря (В. Новицький Давнее Лукоморiя. Записки iсторично-фiлологичного вiддiлу Всеукраiньска Академiя
наук, кн. XXIV, 1929, стр. 2-3).
26. Древние российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым. М.-Л., 1958, стр.9.
27. С. Рожнецкий, Из истории Киева и Днепра в былевом эпосе. Известия ОРЯС, т. XVI, кн. 1, 1911, стр. 36.
28. Л. Майков. О былинах Владимирова цикла. СПБ., 1863, стр. 84.
29. В.А. Жучкевич. Топонимика. Минск, 1965, стр. 17 и др.
30. А.И. Попов. Географические названия. М.-Л. 1965, стр. 16 и др.

Источник - Руский фольклор, Л., Наука, 1971, с. 226-229.

Взято с ЖЖ Смельдинга

Оффлайн Stalker

  • Старожил
  • **
  • Сообщений: 2168
  • Пол: Мужской
  • механизм
спасибо )
а текст еще есть?
честно говоря, первый раз слышу об этой былине, поэтому хотелось бы знать побольше непосредственно о том, в каком контексте чаще всего использовалось данное произведение

Добавлено: 29 Август 2009г 19:33:51
вообще, приятно услышать что-нибудь из древнерусского (это и об остальных темах)... а то как-то начало прошлого века уже поднадоело  :-'

Fess

  • Гость
Stalker, Вотъ.

Но это один из варинтов записанной былины. Былины многие существуют во многих вариантах, так что, то о чём с статье, в былине может не быть. Так как это другой варинт записи былины.

Из-за моря, моря синево,
Из-за синево моря Халынскаво
Выходило тут двенадцеть чёрных караблей 1).
Подходили те карабли ко городу ко Киеву,
Заходили они под самой дворец да всё ведь княжеськой.
Хорошо-то ети карабли очунь были да убраны,
Они убраны были, все позолочены,
Дорогима'ни товарами да нагружоны-ти;
Ишше разны-ти товары всё заморскии,
Разны матерьи-ти были шелковые,
Разны атласы были, бархаты,
Ише находилса груз да красно золото,
Находилось во грузу да чисто серебро,
Ише ведь было в караблях каменьё драгоценное;
Разны мехи были – для зимы-то шить на шубы – разные.
Он скоро выкинывал-то те мосты дубовые
Как со своих караблей чернёных-то,
Он мосьтил-то'вёрх до дворца-то вплоть до князева,
Выстилал-то он сукна разныя заморьские;
Он ведь нёс в подарки мису перьво красна золота,
Что вторую – чиста серебра,
Что третьюю мису-ту каменья-та драгоченного;
Ещо-то нёс в подарок князю всё Владимиру
Ише тех разных мехов заморьских-то,
А кнеине Апраксейне всё матерьи нёс
На платье всё шолковой-то.
Заходил-то он скоро ко князю на широкий двор,
Он допросил-то всех его придворьников,
Чтобы доложили об ево приходи князю Владимеру,
Ему льзя ли да зайти в его палаты кнеженесьскии.
Не ослышились князя придворьники,
Оне пошли скоро-то князю всё доложили
О ево да всё приходе-то;
Как бегут-то они скоро-то с изьвестиим:
– Вас просил-то ведь Владимир, велел низко кланетьце;
Заходи ты в ево полаты-ти кнеженевьския.-
Как пошол скоро Соловей сын Соловьев-от,
Он заходит-то в полату кнеженесьскую;
Он ведь молитце ведь тут Спасу пречистому,
Он ведь здраствуёт-то он с князем Владимером.
Подаёт-то он ему да ручку правую,
А княгине подаёт да ручку левую;
Во вторых-то, подаёт ему подарки в подареньице.
За такия-ти подарки очунь важныи
Что скакал-то князь Владимир на свои-ти ножки резвыя,
Подьвигал да свой ведь стул он рыта бархата,
Он садил-то дорога госьтя приежжого,
Сам сказал ему-то он да такую-ту речь:
— Я не знаю, чем буду тебя да всё отдаривать;
Как мне тибя красным золотом дарить,
Д да у тибя-то своего да очунь много-то;
Подарю-то я тибя разьве, в подарок тибе всё поздраствую,-
В каждом городи торгуй без дани-пошлине,
Хоть во Киеви торгуй, хочь во Черни-горе; –
Везьде тебе всё воля вольняя.
Хоть ты где-ка хошь, туда и населяйсе-ко,
Ты бери себе в подарок города, которы подо мной-ту есь.-
— Ненадоть мне твоих разных городов всё в подарке-то;
Ты дай мне только, князь, да дозволеньицо,
Дай мне-то матушки сырой-земли
Состроить себе дворец хрустальнёй-от.-
— Тебе даю я всё да дозволеньице;
Ты построй ево, куда желаешь-то –
Хоть возьлё мой дворец княженеськой-от.-
— Я желаю-то построить себе дворець д
Да во твоём-то, князь, да зеленом саду;
Как во том саду да во зелёном-то
Растут-то всяки дрёва-ти прекрасные.
Не ради я гулянки хочу двор состроить-то,—
Для того, чтобы мне видать в саду твою племянницу
Что ведь молоду Забаву дочь Путятичну.—
Ишше строил скоро он дворець хрустальнии,
Изукрасил он его да красным золотом,
Снаредил его каменьём драгоценным-то.
Как в одну-то пору-то, время к вечеру,
Когда пошло-то красно-то солнышко к закату-ту,
Захотелось тут ведь красной девице,
Что молодой Забавы дочь Путятичне,
Погулять-то ей да в зеленом саду;
Не гулять-то ей, девицы, захотелосе,—
Посмотрять-то дворца да всё Соловьева.
Она просит-то дозволенья у своего дяденьки родимого,
Что у князя всё да у Владимира.
Как даёт-то князь её да дозволеньицо:
— Ты иди, иди, любяшшая мила племянница,
Что молода Забава дочь Путятична,
Сходи ты разгуляйсе в зеленом саду;
Смотри же ты, племяньница, ты много не загуливайсе:
Что есь во Киеви народу-то ведь всяково:
Езь живут которы в Киеви – народ-от наш, всё киевский;
Тово боле-то у нас есь приежаюшых,—
Чтоб не подсмотряли 'не тибя, да красна девица.
И ты не пой-косе, Забава, весёлых песен да заунывных-то,
Не примани своима песьнеми удалых добрых молодцов,
Ты своих богатырей да всё ведь киевских,
Ишчё не прельстились на тибя приежаюшши.—
Тут-то скоро ведь князь-от вышол из её-то он из комнате,
Он пошол-то, будьте с нею роспростилсэ-то:
— Ты гуляй, моя племяньница, да всё погуливай;
Тибе пусьть твоя гулянка пощестливит-то.-
Тогды скоро-то Забава снарежаласе,
Поскорее-то она да одеваласе,
Она пошла-то скоро в зелен сад гулять;
Не очунь долго в саду она гуляла-то,
Она пошла скоро к дворьцу да к Соловью-то ведь,
Подошла-то ко окошечку его косисьчету,
Становилась она, что послушала;
Что во перьвой-то ево да было комнате –
Как слышит – бречит-то что-то, сыплетце.
Подошла она да ко второй ко комнати;
Во второй-то, слышит, комнате
Тут читат-то ево матушка молитвы-ти,
Всё читат она да богу молитце.
Подошла она да к третьей комнате;
В той сидел-то комнате да Соловей-от как,
Он наигрывал всё во струну-ту,
Росьпевал-то песьни разные.
Увидал он ей тут красну девицу,
Он ведь ставал скоро со стула рыта бархата.
Выходил он тут да во зелёной сад.
Он просил-то зайти к себе Забаву-ту Путятичну:
— Ты пойдём ко мне в полаты-ти, зайди-ко посмотри у мня,
Хорошо ли оне у мня убраны.-
Тут стоит Забава, прироздумалась,
Не знат, ли посетить ево, не посетить ево;
Роздумалась она своим умом-то ведь:
— Я схожу, зайду к нему да посмотрю-то ведь
Как ево-то строенья, в доми убранства-та.-
Заходила'на к ему в ево высоки комнате;
Он садил ей на стул да рыта бархата,
Наносил-то ей ведь всяких разных сладосьтей:
— Много времени я жил ведь всё ведь на сьвете,—
Не видал я таких людей хороших-то,
Как ведь вас, Забава дочь Путятична.
Изьвините-ткосе, што я вам всё скажу-то ведь:
Я хочу на вас ведь свататьце у дядюшки;
Вы жалаите ли за меня итти в супружесьтво?
Вы ведь ответьте-тко, дайте мне скорой ответ.-
Тут Забава испугаласе,
Горючьми слезьми да обливаласе;
Она ставала скоро со стула рыта бархата,
Благодарила ево, сама скоро вон пошла.
Пришла она не очунь весела;
Заметили все ей тут няньки, мамке-то:
— Отьчево сегодьне у нас Забава невесёлая,
Что сь ней тако да приключилосе? -
Донесьли об том-то дяденьки родимому,
Тому ли князю всё ведь киеському Владимеру.
Приходит к ней её ведь дяденька родимой-от,
Он спрашиват у ей да всё выспрашиват:
— Очево севодьне у меня, племяньница, ты очунь скучная?
Кто тебе в глаза разьвё да насмеялсэ-то? –
Отвечат-то тут Забава дочь Путятична:
— Что некто мне в глаза не насмеялсэ-то,
Некто не ис твоих не из богатырей;
Насьмеялсэ надо мной да Соловей-от всё:
Во глаза-ти мне, да красной девицы,
Говорил-то мне он всё да о супружесьтве.—
Отвечат-то ей да князь Владимер-от:
— Это не смеялса, говорил он правду-исьтену.
Ежель станет у меня да он ведь свататьца,
Я отдам тебя за ево, Забава дочь Путятичня.-
Сам ведь вышел скоро князь-от от племяньницы;
Вдруг идёт-то Соловей к ему да на широкой двор,
Проходил скоро в полаты княженесьския,
Доступал он до князя до Владимира.
Говорит князь таковы речи:
— Ты садись-ко, мой да дорогой-от госьть.-
— Не сидеть к тебе я, князь, пришол-то ведь,
Я пришол к тебе да сватом свататцэ
На твоей ли на племяньницы.
Ты отдай за мня Забаву-ту Путятичну.-
Покатились тут из глаз князя горючи слезы;
Он ставал скоро-то, князь, да на резвы ноги,
Тут подал князь ему да ручку правую,
Он просватал тут Забаву-ту Путятичну.
Говорит Соловей да таковы речи:
— У нас пушай будет свадба через месяц-от;
В ту пору я ведь съежжу за синё море,
За синё море да в свою родину,
Роспродам там свое я именьицо.-
Тут он скоро-то как с князем роспрошалсэ-то,
Отправлялсэ он за море на трёх на чёрных караблях.
Как прошла-то ета славушка по всей земле,
Дошла-то ета слава до неверной до земьле,
Что Забава на Руси-то 'на засватана.
Тут скоро собиралсэ царь неверной-эт,
Ишше тот ли всё царишшо Грубиянишшо:
— Что нет теперь во Киеве да Соловья-та как,
Как сильнево-то руськово богатыря.-
Отправлялсэ на дьвенадцети да чёрных караблях
Итьти войной под князя Владимера,
Сам он, неверной царь, да похваляитце:
— Я повыжгу-то весь красной Киев-град,
Я князя-то Владимера – сказьню ему да буйну голову,
Ежли не отдаст за меня взамуж племяньницы.-
Он пошол-то скоро царь на чёрных караблях,
Заходил он скоро во город всё во Киев-от,
Што на ту ли всё на матушку на Неп-реку;
Он бросал в воду якори все булатные,
Как выкинывал сукна заморские,
Сам писал он князю скору грамоту:
— Что отдай, отдай, князь, за меня взамуж племяньницу,
Без бою отдай ты, драки-кроволития.
Не отдашь, князь, за меня да сь чесьти, с радосьти,—
Я боем возьму да ей ведь красну девицу.—
Посылал скоро посла-та он тотарина:
— Как которой-то сосваталсэ на Забавы-то,
Он у мня-то, у царя, да всё пойман-то,
Посажон у мня да в тёмну темницу;
Отобрал я все товары в дань-ту, в пошлину.-
Как пошол посол-тотарьничок;
Как посылал ево да с скорой грамотой:
— Ты отдай-ко эту грамоту князю Владимеру;
Ты немного с ним да розговаривай.
Дай-ко строку ты ему на едну только неделечку.-
Приходит тут всё злой тотарин-от
К широку двору да княженесьскому;
Он не спрашивал у дьверей да всё придверников,
У ворот-то всё да караульшиков,
Он бросал их всех да в сторону;
Безо всякого-то дозволенья пошол в полаты княженесьския.
Он не ксьтит своево лица тотарсково,
Он не кланеитце князю-ту Владимеру,
Говорит грубо таки слова:
— Принимай-ко, князь, у мня да скору грамоту,
Содержи-ко мне ответ скоре.-
Принимал-то скоро князь да эфту грамоту,
Приказал-то он ведь скоро роспечатыватъ,
Приказал князь поскорее грамоту прочитывать,
Вдостали-то он ведь взял да во свои руки,
Прочитал-то он да скору грамоту,
Прочитал – да слезы 'з глаз у его покатилисе:
— Уж ты тотарьничок, да всё тотарин-ты!
Уж вы дайте мне-ка строку на три годичка.-
— Не даю тебе строку на три годичка.-
— Ты ведь дай мне-ка строку на три мясеця.-
— Я даю тебе ведь строку только на одну неделечку.-
— Я тогда отдам свою племянницу за вашего царя неверного.—
Тогда на то тотарин согласилсэ-то,
Как ушол с извесьтиём к царишшу всё неверному.
Как ведь князь Владимер-от сидит задумалсэ;
Говорит-то он своей племяньице:
— У нас нет в живых-то Соловья теперь:
Хоть сидит он, посажон да в тёмной темнице,
Заморят они его да всё ведь з голоду.-
Как ведь день прошол и второй прошол;
Как приходит-то третей-то день,
Вдруг бегут ко князю со изьвесьтием,
Что пришол он, Соловей, из-за синя моря,
Привёз-то он опять товаров разных-то заморьских-то.
Получил-то эту весьть, да князь возрадовалсэ:
— Что постоит теперь Соловей за меня, за князя за Владимера,
Он ведь выручит меня из рук царишша всё неверново.
Только тем теперь я мучаюсь-то –
Не случилось некаково у меня богатыря;
Они уехали-то все да во чисто поле.-
Вдруг идёт-то Соловей-то скоро сам на двор,
Заходил он скоро ко князю ко Владимеру.
Ише тут скакал князь скоро на резвы ноги,
Он здоровалсэ да с Соловьем-то ведь.
— Ты постой-ко, Соловей, за меня, князя Владимера,
Победи-косе царишша всё неверново,
Выручи миня, князя, да из неволюшки.-
Как немного Соловей тут розговаривал,
Поворот держал да скоро вон пошол.
Роскипелось у ево серьцо да богатырьскоё,
Росходились у ево плечи могучия;
Он хватал-то скоро саблю вострую,
Он бежал-то скоро на чёрны-ти тотарски всё на карабли,
Он ведь прирубил всех тотаровей;
Самово-то он царишша Грубиянишша –
У живого глаза выколол;
Сам пошол скоро ко князю со изьвесьтием.
Собирал-то тут ведь князь на радосьти почёстной пир.
После пиру-ту, посьле этово
Отдавал за Соловья племяньницю любимую,
Ише ту ли он Забаву-ту Путятичну.
Сходил Соловей-от со Забавой в божью церьковь-ту;
Принели оне да по злату веньцю.

Дом Сварога

Оффлайн Stalker

  • Старожил
  • **
  • Сообщений: 2168
  • Пол: Мужской
  • механизм
фух.. осилил  :o
лаблагодарямс ))

Fess

  • Гость
Stalker, Могу книги дать, по Былинам и Прозорвские комментарии, раскрытие сюжжета, исторические паральлелли.

Оффлайн Stalker

  • Старожил
  • **
  • Сообщений: 2168
  • Пол: Мужской
  • механизм
не-не-не :D хорошего понемножку

Оффлайн Sanat

  • Старожил
  • **
  • Сообщений: 2683
  • Пол: Мужской
  • Гений
не-не-не :D хорошего понемножку
не выдержала душа поэта
живя в сочи нужен колодец, генератор, огород для выращивания еды, забор с колючей проволокой, переводчик, адвокат, и хорошие товарищи в ГАИ и УВД, тогда можно нормально жить (с) гоМЭР